Дискуссии об "Устойчивом будущем"



Вчера закончил работу Петербургский Международный Экономический Форум, а вместе с ним - и 6 сессий по тематике устойчивого развития и ESG, объединенных в программу "Устойчивое будущее".


Поговорить об устойчивости были приглашены представители бизнеса, государства, экспертного сообщества и общественных организаций. Такая репрезентативность участников, с одной стороны, позволила посмотреть на заданные темы с разных ракурсов, но, в то же время, проиллюстрировала, насколько по-разному (а иногда полярно), воспринимается и отрабатывается повестка не только различными институциями, но и, зачастую, внутри одного сектора или индустрии.


В нашем материале об "Устойчивом будущем", который приведен ниже, мы постарались показать, как тематика сессий раскрывается в мнениях панелистов.

Ссылки на видео-записи всех шести сессий - в конце материала.



СЕССИЯ: "ТРАНСФОРМАЦИЯ УСТОЙЧИВОСТИ: ГЛОБАЛЬНЫЕ ВЫЗОВЫ VS ГЛОБАЛЬНЫЕ ВОЗМОЖНОСТИ"


Россия, по словам модератора Светланы Бик, за последние 5 лет проделала колоссальное движение в направлении устойчивого развития: наряду с подписанием международных соглашений, в нашей стране была сформирована своя собственная нормативная основа для перехода к зеленой экономике. Крупнейшие компании интегрировали в свою деятельность международно-признаваемые принципы и факторы ESG, которые не ограничиваются климатической повесткой, а представляют собой систему, когда при принятии решений о развитии производства, об инвестировании принимаются во внимание не только такие категории как прибыль, доходность, возвратность, но и социально-экологические приоритеты страны, общества, людей. Геополитический кризис повестку не остановил, но она приобретает новые задачи и приоритеты. При этом дискуссия о трансформации темы устойчивого развития, в том числе сроках, обещаниях, обязательствах, - идет не только в России, но и во всем мире, говорит Светлана.


Отвечая на вопрос, как происходит и будет происходить трансформация устойчивости в России, каким образом глобальные изменения могут быть использованы в качестве импульса для реализации новых возможностей в нашей стране, участники этой сессии высказали следующие мнения.


Дмитрий Песков (спец. представитель Президента РФ по вопросам цифрового и технологического развития): «Мы последние несколько лет через запятую говорим: устойчивое развитие, климатическая повестка, ESG, энергопереход и далее, и тому подобное. Смешивая это, мы сами себя обманываем. Это вещи, которые связаны друг с другом в значительной степени искусственно. <...> Необходимо разорвать эту связь. <…> Климатическая повестка — самый главный вызов, который стоит перед человечеством в XXI веке, к нему нужно отнестись серьезно, перестать заниматься самообманом. Цели углеродной нейтральности абсолютно недостижимы, сегодня от них ведущие игроки уже отказались. <...> ESG-повестка для России является в целом абсолютно чуждой, навязанной и искусственно слепленной. Должна быть разработана собственная национальная система климатической адаптации, которая не подкрашивает чужие модели, а ведет к достижению национальных и глобальных целей климатической адаптации в XXI веке».


«Климат меняется, мы как-то должны к нему адаптироваться, — продолжает Татьяна Завьялова (Сбер), и это очень серьезный вызов. <…> Мы должны адаптироваться с технологической точки зрения, мы должны быть готовы адаптироваться к социальным вызовам, которые нарастают по мере роста населения земного шара и неравномерного его распределения. <…> Эти задачи решаются совершенно по-разному в разных странах, но тем не менее, так как это общие задачи, они где-то сходятся, и система ESG является тем самым соединяющим фактором, который позволяет договариваться, обмениваться практиками, выравнивать или не выравнивать условия в решении общих моментов. <…> Конечно, мы в первую очередь смотрим на себя, на Россию. Но мы только что пришли к выводу, что это не отдельно взятая задачка для отдельно взятого государства, и вначале нужно понять, что происходит с ESG в мире».

Татьяна также говорит о том, что «нам сейчас не доступны международные рынки и инвесторы, и вот эти вот позиции в международных рейтингах, которые драйвили и большие корпорации, и банки продвигаться и улучшать свои рейтинги, — этого фактора сейчас тоже нет. Но что осталось: реальное изменение климата, наша включенность в международную систему торговли через наших новых партнеров, с которыми мы сейчас активно выстраиваем отношения. <...> Страны Азиатско-Тихоокеанского региона очень уже сейчас хорошо структурированы в части ESG, в первую очередь, это касается Азии».


«Устойчивое развитие одной компании не может быть. Это все маленькие вырезки успешности определенных вещей. Развиваться может территория, и она может быть устойчива, но для этого нужно создавать специализацию. <...> Как это сделано определенными провинциями в том же самом Китае», — говорит председатель совета директоров АО «ГК «Титан» Михаил Сутягинский.

«Сегодня, —продолжает Михаил, я думаю, любой производственник с удовольствием поменяет свою технологию на новую, главное, чтобы была доступность к этим ресурсам. Но к этому региональные власти должны переориентировать свои KPI для того, чтобы можно было создать или воспользоваться теми естественными преимуществами в регионе, которые есть. Либо, по крайней мере, восстановить ту специализацию, которая была до потери Советского Союза».


Евгений Шварц (руководитель Центра ответственного природопользования Института географии РАН, доктор географических наук, заслуженный эколог Российской Федерации), подытоживая: «одна из главных проблем — у нас нет диалога на уровне общих ценностей. Вот это крайне важно: чтобы мы, когда предлагаем тот или иной инструмент, его развитие или отказ от него, все-таки понимали на самом деле, <...> какую задачу мы решаем и какую мы хотим достичь».




СЕССИЯ "ОТВЕТСТВЕННЫЙ БИЗНЕС МЕНЯЕТ КУРС: КАК РАССТАВЛЯЕМ ПРИОРИТЕТЫ В НОВЫХ УСЛОВИЯХ?"


Повестка устойчивого развития в последние годы активно интегрируется в ключевые сектора экономики, в том числе в бизнес, и не только крупный, считает модератор Кирилл Лукашук. Следование этим нормам постепенно распространяется и на обычных людей.

Сохранит ли устойчивая повестки и ESG важность в текущих реалиях, или на первый план выйдут более ситуативные, тактические задачи?


Отвечая на этот ключевой вопрос, Светлана Герасимова ("Стратегии и практики устойчивого развития"), сказала, что настоящий момент — момент переосмысления всей повестки. «Компании не отказываются от повестки, но выбирают те существенные программы [устойчивого развития], которые поддерживают стратегию бизнеса. <…> Те сущностные аспекты, без которых компании работать не могут, и которые составляют то, на что влияет их бизнес-модель, конечно останутся».

«Мы подходим к сути этой повестки [устойчивого развития], которая в нее и закладывалась, продолжает Светлана, — это мульти-стейкхолдерный подход. Потому что решения сейчас стали такими сложными, что одному руководителю невозможно обозреть весь спектр сложности, который перед тем или иным решением стоит. Поэтому это общение и с некоммерческим сектором, и с экспертами, и государство сейчас смотрите как активно общается с бизнесом <…> ».


Наталья Третьяк («Газпромбанк»), говорит: «не правильно было бы сказать, что повестку нам навязали. Для России, для Российского бизнеса устойчивое развитие возникло не вчера, и не позавчера. Давайте вспомним: основные ценности устойчивого развития были в России еще 100 лет назад, в конституции 1918 года. <...> Поэтому это присуще нам, это присуще "Газпромбанку" с момента его существования. <...> Кто основной стейкхолдер? Основная цель - это человек. <...> Мы четко отмечаем смещение тренда в сторону социальной ответственности, и это оправдано – очень важно сейчас сохранить стабильность. И мы видим, насколько и наши клиенты и государство идут по этому направлению. Интерес мы видим в расширении инфраструктурных проектов в социальную сферу, в образование, в здравоохранение, в повышение качества жизни».


С точки зрения Алексея Макрушина (РЭО), «повестка [устойчивого развития] она никуда не уйдет. Мы видим, что во многом, она у нас идет снизу, мы видим, как сильно поменялось восприятие людьми вопросов экологии за последние годы. И большое количество экологических протестов, и большое количество аварий – все это создает большое движение вокруг экологической повестки. И, поэтому, мы понимаем, что люди и дальше будут привлекать к этому внимание и бизнесы просто так в покое не оставят. И бизнес будет стараться эти пожелания тоже учитывать и в этом направлении двигаться. <…> Реформа обращения с отходами запущена, она необратима, и мы финансируем огромное количество проектов по строительству сортировок, мощностей по утилизации отходов. Нам до 2024 года надо создать несколько сотен таких объектов. <…> Мы согласовали с нашим Наб.советом выпуск зеленых облигаций в размере 100 млрд.рублей, которые пойдут как раз на строительство таких объектов».


Анна Милешина («Магнит») считает, что «устойчивое развитие – это такое большое путешествие, которое можно один раз сделать так, чтобы оно началось, но оно никогда не заканчивается. И в этом вся его прелесть. <…> У бизнеса должна быть «привычка» оперировать устойчивым развитием, у нашего потребителя тоже должна быть привычка на уровне того, как он ходит в магазин, как он выбирает продукты, что он делает с упаковкой после того, как использовал продукт, как он ведет себя дома: пользуется или не пользуется он той инфраструктурой, которая скоро будет готова, для сбора вторичного сырья».

Также Анна сказала, что требования компании к ее поставщикам – это ровно те же требования, которые покупатели выдвигают к компании».


Евгения Кузнецова (YouSocial) отметила 2 аспекта изменения приоритетов у клиентов: «первое, это желание компаний поднять свою эффективность, т.к. ресурсы уменьшаются, но заданную планку, которую поставили в прошлом году, никто опускать не собирается. И второе – это, конечно, стремление оцифровать экономическую эффективность ESG-мероприятий, потому что нужно не только понимать что то, что мы делаем, полезно для общества, для клиентов, для сотрудников, но и получаем бизнес-эффект в финансовом плане». Также Евгения говорит о том, что компании пересматривают стейкхолдеров и их влияние, рассматривают законодательство тех стран и рынков, которые компания себе выбирает, присматриваются к национальному законодательству. И все это, по словам Евгении, создает такой триптих из ESG-мероприятий, первые из которых помогает снижать расходы, второй – помогает повышать доходы, и третий – создает такую общую устойчивость бизнеса в своем секторе и в сотрудничестве между секторами (как например переход на циркулярную экономику, когда ненужные ресурсы одной компании становятся востребованными ресурсами для других и, таким образом, создается взаимосвязь и взаимозависимость разных секторов экономики).



СЕССИЯ: "ГУМАНИЗАЦИЯ КАПИТАЛИЗМА: УСИЛИЯ БИЗНЕСА В РЕШЕНИИ СОЦИАЛЬНЫХ ВОПРОСОВ"


Наталья Третьяк, открывая сессию, высказала мысль о том, что в последние два года кризисов акцент повестки устойчивого развития сместился в сторону социальных факторов и социальных рисков и о том, что государство и бизнес предпринимают усилия по минимизации этих рисков.

«Возникает вопрос, говорит Наталья, — смещение акцента с экологических и управленческих вопросов в сторону социальных – это вынужденная мера, или это инвестиция для придания новых темпов и новых возможностей для устойчивого развития? <…> Какова роль в этом развитии государства и бизнеса? ».



Андрей Шаронов (ESG-Альянс) отвечает: «практически у всех компаний [о которых я говорю], у них уже есть традиция, и есть определенные ожидания от их поведения как у их сотрудников, так и у клиентов, и у местных сообществ. И эти компании традиционно берут большой объем заботы о сотрудниках, о членах их семей, и о местных сообществах там, где работают эти компании». При этом Андрей акцентирует внимание на том, что иногда государство, в лице субъектов или муниципалитетов, которые ближе всего находятся к компаниям, предъявляют слишком высокие требования к бизнесу, перекладывая ожидания населения от власти — на компании. Государство, по мнению Шаронова, должно осознавать, что компания уже выполнила все обязательства, заплатив налоги, на которые должны реализоваться государственные социальные программы, которые, в первую очередь, ожидает население.


Наталья Попова («Иннопрактики») обратилась к азам экономики и утверждению Милтона Фридмана о том, что единственная социальная ответственность бизнеса – это максимизация собственной прибыли. По ее мнению, в идеальном государстве это так и работает, но иногда бизнес вынужден нести некую дополнительную социальную нагрузку, чтобы свою же прибыль максимизировать, но уже вдолгую.

Говоря о социальной ответственности технологичных компаний, Наталья сказала, что такие компании видят ее по-своему: помимо максимизации прибыли, технологичные компании думают о достижении технологического суверенитета, о том, чтобы нарастить какие-то технологические компетенции, создать под себя некоторые ниши. Таким образом, по словам Поповой, когда компании удается совместить науку и бизнес и создать технологичный продукт, их социальная ответственность формируется автоматически.


Ольга Ускова (Cognitive technologies) считает, что «капитализму приходит конец – хотим мы этого или не хотим. <…> Усиление внимания к социальным вопросам – это попытка продлить агонию [этой] формации. Потому что невнимание бизнеса, невнимание государства к социальным вопросам – это взрыв, революция, кровь и т.д.» .

«Нам необходимо ввести понятие стандартизации компаний по тем социальным усилиям, которые они сознательно применяют, считает Ольга Ускова. Если мы не будем выставлять маркеров, этот процесс никогда не будет направленным».


Дискуссию о будущем капитализма продолжила Ирина Гайда (Skoltech). Она считает, что на сегодня есть два ключевых фактора, которые делают дальнейшее существование в парадигме классического капитализма совершенно невозможным: пределы роста и скорость происходящих изменений. Очевидно, что экономический рост, консьюмеризм, максимизация ВВП и т.п. уже сейчас испытывают предел роста на уровне отдельных стран, регионов и компаний. Это означает, что нужны другие объективные метрики социального прогресса. Одной из них, к примеру, может быть Gross Ecological and Social Product.

Что касается роли государства, а именно, должно ли оно регулировать добровольную социальную ответственность бизнеса, Ирина Гайда сказала так: «быстрые новые технологии создали мир, в котором не только государству, но и любому экономическому агенту сложно успеть за тем, что происходит. И в этом смысле рассчитывать на то, что какой-то прописанный в законе (особенно прошедшем все уровни согласования) механизм распределения ресурсов <…> успеет за тем, что происходит в мире новых технологий, – несколько оптимистично. <…> И мы можем потерять рычаги ребалансировки между различными экологическими, экономическими и социальными целями».


Ссылки на видео-записи сессий:

1. Трансформация устойчивости: глобальные вызовы vs. глобальные возможности

https://www.youtube.com/watch?v=R_FionW7zSQ

2. Ответственный бизнес меняет курс: как расставляем приоритеты в новых условиях?

https://www.youtube.com/watch?v=_u9RoV6bMnU

3. Гуманизация капитализма: усилия бизнеса в решении социальных вопросов

https://www.youtube.com/watch?v=a4qPT9Vk1Lw

4. Национальный зеленый стандарт: от слов – к делу.

https://www.youtube.com/watch?v=xAXTDh06MTc

5. Минерально-сырьевая база новой экономики: как обеспечить спрос на ресурсы, не разрушая природу

https://www.youtube.com/watch?v=sqNeHfwGEnI

6. Вода источник жизни на земле: исчерпаемый ли ресурс?

https://www.youtube.com/watch?v=HLI5OR62BZg

34 просмотра0 комментариев

Недавние посты

Смотреть все